"Старый принтер"

"Старый принтер"

      Вы понимаете, как смотрится большая строительная компания? Я тоже знаю. Это двор, перепаханный сильной землеройной техникой. Заместо асфальта — несколько досок, брошенных щедрой рукою прораба, на перемешанную колесами глину. В углу двора дощатая перекосившаяся будка — сортир, с соответствующим запахом. В коридорах комья грязищи, упавших с томных кирзовых сапог, на месте секретаря толстенная баба в ватнике, а на столе начальника батарея телефонов и древняя консервная банка полная окурков.
     Представили? Итак вот это все ересь! Наша контора размещена в чистеньком двуэтажном домике, подъезды выходят на вымощенную плиткой дорожку, широкий стриженый газон отделяет окна кабинета от автомобильные стоянки. Территория обнесена кованным решетчатым забором, ворота и периметр под круглосуточным видео наблюдением. Всю эту харизму спроектировало и выстроило одно Строительно-монтажное управление.
     Самый большой городской Банк заказал выстроить для себя кабинет, заплатил средств и, не дожидаясь конца строительства, разорился. В тот ужасный год много контор разорилось. Прошлый начальник СМУ, еще ранее прошлый полковник, а сейчас генеральный директор, одному ему ведомыми способами отсудил у разгневанных кредиторов половину строения Банка и занял его под свою Строительную Компанию. Во 2-ой половине дома разместился все тот же банк, только сменивший заглавие и очень уменьшившийся в размере.
     
     В приемной генерального директора молодая секретарша поливала цветочки на подоконнике. Ее худой, девчоночий силуэт отлично смотрелся на фоне оранжевой, залитой солнцем занавеске.
     -Доброе утро, — поздоровался я, — Артем Федорович у себя?
     -Здравствуйте, — оборотилась ко мне девчонка.
     Я просто поразился ее молодости. Не много того, что она была на две головы ниже меня, так и лицо ее смотрелось каким-то по-детски лохматым. Полная ассоциация с небольшим, двухмесячным котенком, на которого не то что руку поднять, глас повысить — порочно.
     -Вы наш новый сетевой админ?
     -Надеюсь. А куда делся старенькый?
     -А ни куда. С начала был Коля — телефонист, а позже он уволился, сходу, как приобрели компы.
     Не плохое хозяйство, мне досталось, задумывался я, заходя в кабинет к генеральному директору.
     -Разрешите, Артем Федорович?
     -Давай, проходи. Где служил? — «Артем», так его заглазно называли по всей конторе, улыбнулся, смотря на мой озадаченный вид. — Я 30 лет в армии, до полковника дослужился, не ужели не отличу штатского «шпака» от гвардейца.
     -Не далековато, на Далеком Востоке служил. Только там гвардейских частей нет.
     -Не принципиально. В компьютерах разбираешься?
     -Приходилось работать. Поначалу в институте, а позже на заводе в конструкторском отделе.
     -Компьютеры в сеть соединить сможешь? Как много это стоит?
     -Ну, это глядя под каким сервером, снова же на коаксиальном кабеле либо на витой паре …
     -Ясно. — Артем хлопнул ладонью по столу. — Приступай к работе «гвардеец».
     Так я начал работать в Строительной Компании. Мой авиационный завод, где работал после института, развалился еще ранее Банка. Поменяв несколько профессий в течение полугода, я послушал отца и пошел к Артему в системные админы.
     Работа была не томная. Поменять картридж в принтере либо вынуть из него скрепку. Ну, время от времени поднести коробку бумаги в бухгалтерию либо вернуть работу сети, после того как еще одна «дама» выдернет вилку питания. Что делать, коллектив в большей степени дамский — бестолковый. Мужчины — строители, обычно, всегда на объектах, в кабинете возникают только для дизайна документов. 5 начальников отделов, Артем — директор, дворник, да я — вот и все мужское население. Есть правда еще охрана, но они из другой организации, и нас сторонятся.
     Нынешний денек начался с физической работы, утром приехал грузовик с бумагой и другой канцелярской мелочью. Я как «Папа Карло» таскал все это достояние к для себя на склад. Ходок 20 сделал от крыльца до второго этажа. Уж не знаю почему, но Артем решил поставить сервер на складе, а так как я тоже сижу на складе, то и быть мне кладовщиком по-совместительству. Набегавшись как жеребец, я с наслаждением погрузился в кресло, открыл малеханькое окошко для выдачи вещественных ценностей и услаждался сквознячком. В пол уха слушая, что происходит в здании.
     Часам к двум к моему кабинету, стуча каблучками, прибежала девчонка Оксана из юридического отдела. Здесь нужно увидеть, что Оксана всегда бегает, она просто не умеет ходить. При этом в девчонке больше восьмидесяти килограмм. Я в шуточку звал ее «мечта маньяка». Представьте сами… рост метр восемьдесят, грудь 100 10, ноги 100 30, талия восемьдесят, туфли 30 девятого размера, волосы практически до пояса. Именовать ее толстой ни у кого язык не оборотится, во-1-х, это грешить против истинны, а во-2-х, Ксения — наша всеобщая любимица. Ее гулкий глас, с утрированным южно-русским акцентом, грохот каблучков по этажам просто вливали струю радости в нашу атмосферу.
     С Ксенией мы как-то стремительно сошлись нравами. На очередной гулянке, она, отважно выпив совместно с именинником полстакана коньяка, до-полуночи отплясывала в паре со мной. На последующее утро Ксения отрадно встретила меня на работе… «Владислав, как здорово, что ты работаешь у нас! Я издавна так не веселилась! На последующем праздничке ты танцуешь только со мной».
     — Славка, выручай! — кликнула она, влетая в мой кабинет.
     — В три часа Артем едет в банк, ему срочно необходимы документы к совещанию, а я не успеваю. В приемной большая очередь на печать.
     Нужно сказать, что у нас два цветных принтера-копировщика. Один совершенно новый стоит в приемной генерального директора, туда по необходимости отправляет в печать вся контора. Другой — старенькый принтер стоит у меня на складе. Машинка из-за износа стала очень привередничать, неосмотрительное воззвание навечно выводило ее из строя, потому этим принтером-ксероксом воспользовался только я.
     — Хорошо, Ксюха, не беспокойся. Артем мужчина обычный, объясним ему.
     — Славик, эти документы я должна была сделать еще утром. Открывай резвее файлы, я покажу что откуда печатать. И еще нужно «отксерить» диаграммы из предшествующего доклада.
     — А что для тебя мешало сделать все впору?
     — Славка, трудись не отвлекайся. Я утром уже собралась работать. Здесь пришла Елена, она только-только возвратилась из отпуска, привезла хорошее варенье. Пока с девченками его пробовали, выпили два чайника чая. Задумывались нам плохо станет. Я снова собралась работать, но в коридоре встретила тетю Валю. Ну, ты знаешь, у нее внук родился. Валя стала демонстрировать фото.
     Этот момент я запомнил. Пока я полтора часа таскал бумагу на склад, в коридоре стояли звучные охи-ахи, дамы без перерыва обсуждали новорожденного. Пришлось даже отогнать их в сторону, мешали носить пачки.
     — Вот тут смотри. — Оксана склонилась над моим компом. — Печатаешь вступление, 1-ые четыре странички. Позже из второго файла экономическое обоснование, потом схему кредитования …
     Разгоряченная Оксана, скинув пиджачок на стул, осталась в юбке и обтягивающей рубахе.
     — Славик, куда ты смотришь? Не отвлекайся.
     Ну, как сказать куда я смотрел? Естественно на ее грудь, которая роскошно разлилась по моему столу.
     — Ксения, иди лучше к половому члену, будешь подавать бумагу по одному листу. Наш старичок из пачки брать не умеет, давится.
     Работа закипела. Я отчаянно вырезал из файлов кусочки текста, диаграммы и посылал все на печать, Оксана старательно скармливала ксероксу лист за листом.
     — Ешь неплохой мальчишка, ешь. Не торопись и не подавись, а то бедную Оксанку уволят с работы без выходного пособия.
     Девичьи руки ловко выхватывали их пачки лист за листом и проталкивали его под приемные ролики. Под узкой белоснежной рубахой слаженно гуляли мускулы, рельефно выделяя тугой бюстгальтер. Талия, стянутая поясом юбки, резко переходила в сильную бёдра, дальше дамский силуэт плавненько сужался к туфлям. Прочные ноги ритмично выстукивали некий мотив. Вот так бы и смотрел на Ксюху несколько часов не отрываясь.
     Как будто прочитав мои мысли, Оксана обернулась. Встретившись со мной очами, показала язык и здесь же поглядела на часы.
     — Мамочки! Осталось меньше получаса. — Она чувственно хлопнула себя по бедрам и наклонилась над монитором. Из разреза рубахи выглянули два замечательных полушария. Лично я с подросткового возраста не индифферентен к огромным грудям. Проследив мой взор, Оксана прикрылась рукою и резко присела на корточки за столом.
     — Славик, ты снова не туда смотришь. Сколько напечатал? — Спросила она, сразу застегивая пуговичку на рубахе.
     В коридоре загремел глас директора. Артем, двигаясь по зданию, на ходу раздавал указания… водителю готовить машину, секретарю стремительно чай и бутерброд и срочно отыскать Оксану, а та, затаив дыхание, посиживала на корточках и пальцами демонстрировала… «Тише! Печатай резвее!». И здесь, не выдержав напряжения плоти, в полной тиши со щелчком расстегнулась пуговичка на ее рубахе. Оксана прыснула, закрыла рот ладонью, стараясь подавить хохот, в ответ вышло только хрюканье. Ксения сдавила себя еще посильнее и тихонько охнув, резко поднялась, все еще закрывая рот одной рукою, другую она придавила к коленям.
     — Что случилось?
     — Чай с вареньем убежать пробует.
     — Не сообразил.
     — Чуть ли не обсикалась я, вот что!
     — Так беги в туалет.
     — Не могу, в коридоре Артем стоит. Спросит где документы, что ему сказать? Давай печатать.
     Работа закипела снова. Ксюха подавала принтеру бумагу, время от времени приседая в нетерпении, но не отрывалась от работы. Она даже провела рукою по попке, проверяя себя на сырость, но на юбке не было ни одного следа.
     — Ты представляешь, я бежала в туалет после чая и здесь встретила тетю Валю с фото, обо всем забыла, позже эти неприятные документы. — Сетовала Оксана.
     — Славка, я просто лопаюсь от желания пописать. Если я не вытерплю, у тебя будет потоп.
     Ксюха обернулась и снова показала язык. В ее очах бегали радостные бесенята. Если человек шутит, означает ситуация не так плоха. Наконец обозначился конец работы, распечатан последний файл, осталось только сброшюровать доклад.
     — Ой! Не могу больше. — Простонала Оксана. — Славик, миленький доделай за меня. Я уже протекаю!
     Блин. Ксюха не исправима, что на уме — то и на языке. А Ксюха в этот момент, согнувшись напополам в борьбе с пузырем, маленькими шажками двигалась к двери, и прислушалась. Голоса директора не было слышно, дорога к туалету открыта. Вот только бежать девке через весь холл. Затаив дыхание, Оксана выскочила за дверь и практически сходу возвратилась назад.
     — Директор спускается по лестнице!
     Выждав несколько томительных секунд, Ксюха решила повторить попытку, тихонько приоткрыла дверь и выглянула в щелочку. Позже стремительно сделала шаг вспять, поглядела на меня большими безрассудными очами и шепнула… «Я не добегу. Мамочки-и-и …». Она начала медлительно сгибаться, для чего-то стала прикрывать бёдра ладошкой. На светлой юбке под пальцами показалось малюсенькое влажное пятнышко, от него вниз побежала черная стрелка. Сырая дорожка на материи стала утолщаться, с подола сорвались 1-ые капельки и объединились с теми, что бежали по колготам. Оксанка преобразовывалась в ходячий водопад. Она еще пробовала поднять ввысь юбку, что бы мокрота не была настолько видна, но зауженный костюмчик не позволил этого совершить.
     Единственное, что я сумел сделать, так это из-под стола вытолкнуть урну. Отлично что, корзина была цельной, а не как эти новомодные плетеная. Оксанка сообразила меня сходу. Встав над корзиной, она попробовала навести в нее струю мочи капающую с подола, но другие струйки продолжали бежать по ногам. Секундная борьба с молнией, влажные юбка и трусы одним движением стаскиваются вниз, и над корзиной нависает нагой дамский зад. Освобожденная моча с шумом стремится вниз и разбивается о стену корзины. Посудина покачнулась, но Ксюха ловко придерживает ее рукою, подымает голову и указывает мне язык уже в 3-ий раз. Секундная паника в ее очах исчезает, с лица сходит краска стеснения и девчонка опять готова к выходкам.
     Наблюдение сцены позора юриста, почему-либо не воспрепядствовало мне продолжать работу. Руки действовали раздельно от головы. Пока Оксана снимала с себя влажные вещи, я заканчивал переплет доклада. Если поведать кому — не поверят… передо мной стоит оголенная по пояс леди, а я занимаюсь документами.
     В коридоре снова загрохотал глас Артема. Томные шаги директора приближались, видимо кто-то дал подсказку где нас находить. Вот здесь ужаснулся уже я, одному богу понятно, что поразмыслит директор, если откроет дверь. Ксюха сориентировалась резвее. Забралась на мой десктоп, толкнула малеханькое окошко для выдачи вещественных ценностей и по пояс высунулась в него.
     — Артем Федорович! Вот ваши документы! Все готово!
     
     Директор уехал в банк, в здании опять стало тихо. Ксюха оделась в мой рабочий халатик, в каком я лазил по кабельным шахтам, собрала обоссаные вещи в пакет, вынесла и вылила урну, вытерла за собой лужу и убыла домой переодеваться. Перед уходом она поднесла к моему носу кулачек и пригрозила… «Ну, если кто выяснит!»
     Что любопытно, через неделю, когда Оксанка и ее подружки седели у меня на складе и пили пиво, Ксюха сама поведала эту историю.

Похожие записи