"Провинциальный свинг. Часть 1"

"Провинциальный свинг. Часть 1"

      Мы в первый раз узрели их в денек Св. Валентина, на одной корпоративной вечеринке, где все вместе знакомы. Они приехали в гости к нашим друзьям из маленького, того же, как и наш, провинциального города.
     Они — привлекательная пара чуток старше 30 лет, Лариса и Андрей. Я направил внимание на их во время конкурса, где необходимо было лобзаться ушами, у их это выходило в особенности ярко и чувственно.
     В некий момент конкурса он ее схватил на руки, она обхватила его своими ногами, каблуки ее темных замшевых сапог впились в его тонкие сильные ноги, и они совместно соединились в такт музыке в длинный сладкий лобзание. Это было очень возбуждающе. Браслет, с блестящими камушками болтавшийся на лодыжке ее правого сапога загадочно блестел в лучах софитов, светлые волосы рассыпались по спине, а прочные руки Андрея сжимали упругие ноги, напрягшиеся под кожей ее юбки. Позже они сменили позу, Андрей приложил свое ухо к ее груди, она глубоко прогнулась вспять, соломенные волосы заструились каскадом вниз, и так застыв, они простояли некое время.
     Они выиграли этот конкурс, ведущий вручил приз — маленькое сердечко из малеханьких искусственных ярко-красных роз, подняв его высоко над головой, они в итоге отрадно поцеловались, и пошли гордые собой под рукоплескания зала к собственному столику отпраздновать победу.
     Красивая пара — произнесла супруга, — они подходят друг дружке.
     Давай поспорим, что это не 1-ый их брак — произнес я пришедшую мне в голову идея.
     Может быть, — согласилась она, — но спорить не желаю.
     Странноватое чувство убежденности в том, что они тоже увидели нас, хотя мы не участвовали в конкурсах и не кидались в глаза каким то красивым видом либо поведением не покидало меня в тот вечер. Несколько раз я ловил на для себя попеременно их взоры и легкие ухмылки. Уже за полночь, в самый разгар вечеринки, мы с супружницей оказались за их и наших общих друзей столиком. Обменявшись дежурными комплементами и выпив шампанского, завязался оживленный непосредственный разговор, который нередко бывает в дружных компаниях, хотя с Андреем и Ларисой мы только-только познакомились. Через некое время наши гости направились плясать, а мы продолжали наш разговор.
     Кто они, — спросил я.
     Мы познакомились с ними на Новый Год, они ….. — и дальше последовал рассказ, про их жизнь, его бизнес, про их дела, про их бывшие семьи и ее небольшую дочь. При упоминании об истории их замужества, мы с благоверной переглянулись, и она мне коварно улыбнулась вспоминая наш несостоявшиеся спор.
     Вечеринка двигалась к концу, столы потихоньку пустели, оставались только самые неугомонные, ну и те, значительно набравшись, все в большей и большей степени выбивались из сил трясясь на танцплощадке скорей по инерции, а не по желанию плясать. Пора было уходить, но в то же время хотелось продолжения вечера, чувствовалась какая-то недосказанность. Наши новые знакомые стали собираться домой, и мы их вышли проводить на крыльцо ресторана. Прощаясь с ними, и я в первый раз увидел, даже быстрее ощутил, что мы, как то удивительно похожи в чем либо, друг на друга, в каких то неуловимых мелочах, очень схожий мейкап у жен, схожего стиля и цвета костюмчики на нас с Андреем. Я держал шубу Ларисы помогая ей одеться, она поправляя волосы, резко повернула голову и стукнула ей меня по губам. Удар был не очень сильный, но я ощутил солоноватый привкус крови во рту. Лариса рассмеялась и поцеловала очень лаского самыми краями куб, ушибленное место, что то при всем этом стремительно шепча. Позже продолжила — Я так заговариваю боль собственному ребенку. Прошло?
     Нет. — честно произнес — я. Сильно мало для моего возраста.
     В это время подъехало такси, и мы вчетвером вышли на морозную улицу. Андрей поддерживал мою супругу за талию, спускаясь по скользким ступенькам, его пальцы немного гладили резинку трусиков моей супруги выделяющуюся под узким платьицем. Она не отстранялась, и я осознавал, что ей это было приятно. По всему было видно, что они не желали уходить, а мы не решаемся и внутренне не готовы пригласить их к для себя. Перед машиной мы стали попеременно лобзаться, осторожно, в губки, как старенькые друзья, хотя знали друг дружку менее 3-х часов. Пообещав, что мы непременно еще увидимся, они уехали домой.
     Мы возвратились назад в затихающий ресторан за наш пустой столик, выпили по глотку вина, пошли плясать. Танцуя, я ощутил, как возбуждена моя благоверная, она прочно сжала мою руку, прильнула всем ко мне всем телом, горячо дышала, терлась животиком через штаны о мой налитый член, таинственно улыбалась. Я исподтишка целовал ее волосы, вдыхал запах ее разгоряченного тела, смешанный с запахом духов, перебирал ее пальчики в собственной руке.
     Ее набухшие соски вызывающе проглядывали через ткань платьица, я не удержался и неприметно для окружающих начал разглаживать ее правый сосок огромным пальцем руки, она здесь же стала своим огромным пальцем помогать мне. Мне так хотелось обхватить ее за попу, но я только шепнул ей, что пора, наверняка, и нам домой. Она сладко меня поцеловала, и мы еще постояв мгновение, направились одеваться в гардероб.
     На улице шел густой лохматый снег. Редчайшие фонари чуть проглядывались через разбушевавшуюся снежную пелену. Свежайший морозный воздух остудил наши головы и потаенные помыслы, мы начали откровенно зевать и потихоньку леденеть, ждя машину. Дождавшись в конце концов такси, мы плюхнулись на заднее сидение и машина медлительно двинулась по заснеженным обледеневшим разбитым дорогам уснувшего городка. В машине было достаточно прохладно, мы обнялись, и благоверная запихнула свои руки мне под дубленку, что бы я их согрел.
     Тихонько целуя ее волосы, я задумывался о прошедшем вечере, и вдруг ощутил, как ее рука, расстегнув молнию, просунулась мне в штаны, и уверенно сжала мой член. Рука была прохладной, но все равно было очень приятно и особенно делать это в такси. Так в оцепенении мы и доехали до нашего дома. Расплатившись с водителем, мы целуясь, вошли в подъезд. Гулко хлопнувшая дверь отрезала улицу от темного подъезда, и мы оказались в первый раз за весь вечер одни. Я впился скупым поцелуем в губки моей возлюбленной и начал расстегивать ее дубленку. Она тихонько смеялась и упрямо вырывалась, стремясь убежать наверх. Так попеременно побеждая желания друг дружку, мы добрались до нашей квартиры. Пока она находила ключи, а позже пробовала в мгле попасть ими в замочную скважину, мне удалось, путаясь подоле ее дубленки, задрать вечернее платьице и достать до ее новых салатного цвета трусиков. В конце концов она совладала с замком, дверь открылась, и мы шумно ввалились в нашу тихую квартиру.
     Боже, как я тебя желаю, — шепнула она, — попробуй, попробуй же быстрее, как я вся теку. Мы, не раздеваясь, свалились на пол, и я стал лихорадочно целовать ее лицо, ноги, животик, все знакомое родное тело. Как отлично, что она в чулках не нужно их снимать, как эти тесноватые колготы, — помыслил я, целуя начало её животика через ажурные трусики. Я услаждался чувством влажного шелка, гладкой прохлады ее бедер, и податливости всего тела. Отодвинув полоску шелка, я целовал ежик ее кратко стриженого лонного холма … Лаского проводя языком по влагалищу, и осторожно полизывая клитор я старался растянуть это время как можно подольше. Пусти меня, — произнесла она и попробовала освободиться, закрывая себя руками, я желаю умыться, я стесняюсь собственного аромата.
     Не отпуская ее, я проговорил, — этот запах, запах великодушного и выдержанного портвейна, а я то и другое очень люблю. Она засмеялась, ослабила свои руки, и я опустился лицом в ее терпкое грациозное лоно. Я трогал своим носом ее слипшиеся губки, мой язык упрямо находил точки ее наивысшего удовольствия. Я то опускался вниз к промежности до самого ануса то подымался ввысь до напрягшегося клитора, пробовал всунуть язык в ее разбухшую манду. Через некое время, не сдерживая стонов, она сжала мою своими ногами мою голову и дернувшись всем телом, надрывисто повторяя — Все, Все, Все, облегченно кончила.
     Тише, соседей разбудишь, — шепнул я, перекатываясь на спину.
     Она отрешенно махнула рукою и осипло произнесла, — Пускай, — и через мгновение добавила, — А может так, и будем спать, на полу, не раздеваясь?
     Как на Новый Год в студенческой общаге, — хмыкнул я.
     Она укоризненно поглядела, потянулась губками к моему животику, а позже вдруг спросила, — Любопытно, чем на данный момент занимаются Андрей и Лариса?
     Лариска наверное валяется у него меж ног, — продолжала она.
     Думаю, они уже дремлют и лицезреют во сне, чем мы здесь увлечены, — поднимая ее с ковра, произнес я, — пошли в душ.
     Стоя в душевой кабинке, под жаркими струями воды мы нежно лобзались, гладили и терли друг дружку. Позже супружница взяла 2-мя руками мой член и с потускневшими очами медлительно раздвинула ноги, привстала на носочки, опустилась на головку моего члена. Я опер ее о стенку и начал умеренно, стараясь войти как можно поглубже, двигать членом. Она обхватила меня руками и, прикусывая мне ухо, шептала, — Я люблю тебя, люблю, люблю. Я остервенело гладил по ее полнеющим ягодицам, бедрам, опускаясь к анусу и нащупав его, начал легонько на него надавливать, бормоча нежные слова. Мы с таковой силой вжались в друг дружку, что я уже не мог двигаться, не может быть было даже стоять.
     Потихоньку введя фалангу собственного пальца в ее расслабленный анус, я через миг скинул совместно со спермой все свое накопившееся за вечер напряжение.

Похожие записи