"Контракт любой ценой. Часть 4"

"Контракт любой ценой. Часть 4"

      Длинноватые пальцы сжимали и растягивали половые губки, член и яичка Алексея нависли над лицом Ларисы, мужик наклонился вперед, головой к ее промежности. Лариса лежала, закрыв глаза и расслабившись, безвольно опустив руки. Алексей пробовал намазать ее клитор, то тот практически совершенно не показывался из-за пухлых складок. Вдруг послышался шепелявый тенорок китайца, он деловито протянул свою ладонь, как-то по особому растянул нижние губы супруги, кое-где надавил и Лариса взметнулась всем телом, сладко охнув. Ее руки обхватили Алексея за талию, а голова прижалась к паху. В верхнем основании обширно разведенных и сверкающих от воды и крема губ влагалища победно выпрямившись, горделиво стоял небольшой член величиной с фалангу пальца. Капля мази на него принудила Ларису взвыть. Она согнулась и попробовала прикрыться ладонью, но Алексей оперся руками на ее колени, а китаец все массировал и массировал клитор, не запамятывая периодически просунуть палец то в фронтальное отверстие, то в заднее.
     В конце концов мою супругу отпустили, и она соскочила с полка, и, прижимая ладонь к паху, побежала вон из парной.
     — Во дает, специалист, — хлопнул меня по спине Жора, — сейчас твоя начальница год, а то и больше только и будет мыслить, как потрахаться.
     Лицезрев, что путь свободен, я не стал больше вытерпеть и выскочил из парилки следом за супругой. Свернув в бок, я толкнулся в незаметную дверь и вывалился из нее прямо в черную гладь озера. Пекло у меня меж ногами в холодной воде начало понемногу остывать и я услышал всхлипывания моей благоверной и успокаивающий говорок Ирочки.
     — Ты чо-ково моя, плачешь-то, Шэнь молодец, вот я, как меня в четырнадцать снасильничали, 6 лет за километр мужчин переносить не могла, и кайфу никакого не было. А он все поправил и вылечил, сейчас я понемногу даже впереди могу, правда время от времени до сего времени болит. А у тебя все отлично будет, все мужчины у ног рядами валиться будут. — По-бабьи жалела и успокаивала Ира мою Ларису. — Вон твой-то дружок, прекрасный и мускулистый, все глаза седня на тебя проглядел, а на меня ноль внимания, хотя я так старалась. Правда позже клещами не оторвать было, но так это с настойки, наверняка. — хихикнула она.
     В ответ это Лариса что-то бормотнула и пошла в сторону светящегося проема двери. Ирочка вышла из воды прямо за ней и, не замечая меня, закрыла за собой дверь. Я остался один в полной мгле под колоритными, такими близкими звездами. Напряжение в паху понемногу отпускало. Теплая вода лесного озера успокаивала. Опасаясь, что увидят мое длительное отсутствие, я посешил к двери.
     В комнате уже собралась вся компания. Лариса, накинув простынь, снова посиживала меж оголенными мужиками, Ирочка заботилась над столом, старенького китайца нигде не было видно. Я вошел в комнату и мое возникновение было встречено возгласом Жору:
     — Серега, да ты руки-то с яиц убери, дай поглядеть, что с тобой Шень сделал. Все оборотились в мою сторону, Ирочка мягко отстранила ладонь, которой я прикрывал свое хозяйство. Я невольно опустил взор туда, куда смотрели все. Мой член стал темно-коричневого, практически темного цвета, головка приметно возросла в поперечнике. На данный момент даже в расслабленном состоянии, мой дружок превосходил свои размеры, когда был возбужденным.
     — А ну подойти-ка, — повелительно произнес Алексей, — взгляни, каким стал красавчиком, — обратился он к моей супруге. Я стоял перед ними, мой боевой друг начал медлительно подымать голову прямо напротив лица моей супруги.
     — Попробуй его на вкус, — вмешался Жора, он положил руку на затылок Ларисы и наклонил к моему члену. Лариса взяла его в руку и лаского сжала. Конец отреагировал мгновенно, потемнел еще более и возрос раза в полтора. Я поглядел в глаза собственной супружнице, но она отвела взор и продолжала ублажать член руками. — Пососи его, видишь, уже стоит. — Лариса наклонила голову и неудобно обхватила головку губками. Ее твердые соски щекотали мне ноги. Она пробовала сосать, но не искусно прищемила зубами нежную плоть. Я подсознательно дернулся.
     — Да ты язычком работай-то! — Ирочка аж приплясывала от нетерпения показать, как это делается, — Лижи, лижи его!
     Моя супружница старательно как школьница начала оплетать головку члена своим розовым языком. Вот уже она вошла во вкус, и я чувствую, закрыв глаза, как ее слюна вперемешку с моей смазкой стекает по стволу. Возбужденное горячее дыхание Ларисы выдает ее серьезное желание, роскошные ухоженные ногти впиваются мне в бедро, но я не чувствую боли. К движению головой прибавляется ритмичное колебание тела, что только увеличивает удовольствие. Лариса издает маленький осиплый стон и, открыв глаза, я вижу над ее ягодицами копну темных волос — Ирочка не упустила собственного момента и старательно обрабатывает языком ее киску. Мой член набухает до неописуемой твердости, до боли у самого основания, кажется, я сам перевоплотился в огромный член, который вот-вот взорвется, но все никак не взрывается. Уже нет удовольствия, только мучительное желание освободится от давления изнутри. Но не хватает некий малости, будто бы какая-то пробка мешает излиться кипящей лаве моего семени.
     Прочно зажмурив веки, я чувствую, как маленькая судорога легкого оргазма пробивает Ларису, и она продолжает двигать головой и работать языком, но уже без былого упоения, совершая чисто механические движения. Вдруг на моих прочно сжатых ягодицах ощущаются очередные руки, легкие лобзания касаются задней внутренней поверхности бедер. Мучительное желание наращивается. Я открываю глаза, но ничего не могу рассмотреть, радуга плывет перед ними, мутный качающийся силуэт Ларисиных волос у моего животика, влажная промежность, залитая позже, Ларисиной слюной и моей смазкой. Вдруг что-то скользкое просачивается меж моих прочно сжатых ягодиц, дотрагивается до сфинктера и немного просачивается вовнутрь его. У меня сразу взрывается все тело. Я на физическом уровне чувствую, как струя спермы ударяет в гортань Ларисы, она подсознательно отстраняется, но семя продолжает толчками вылетать ей в лицо, на волосы, брови, точеный носик, на матово смуглые щеки.
     Кажется, я кричу, но ватная вялость, сексуальная дисфункция в сведенных судорогой ногах уже оплетают меня, кружится голова, во рту в один момент пересыхает и опустошенный, я валюсь на диванчик. Мрачно багряный член свешивается до середины ноги. С него тянется липкая струйка. Передо мною лицо Ларисы, блестящее от спермы и она не спешит ее вытирать, а, отплевываясь, вытаскивает изо рта мои лобковые волосы. На лохматых ресничках застыла мутная капелька, губки противоестественно пухлые, чувственно поблескивают, немного приоткрывшись. Шейка, грудь, соски, плечи — все мокрое от моего и ее пота, слюны и спермы. Смотря на нее, обширно расставив ноги стоящую на коленях, нескромно выпятившую нагой лонный холм, где меж половыми губками задористо торчит клитор, я вдруг осознанию как великолепна моя благоверная, как плохо, да что там плохо, я совершенно за восемь лет ее не вызнал.

Похожие записи